Вход пользователей
Пользователь:

Пароль:

Чужой компьютер

Забыли пароль?

Регистрация
Меню
Разделы

Реклама















Сейчас с нами
303 пользователей онлайн

За сегодня: 0

Уникальных пользователей за последние сутки: 11147

Marina2011, Dmitrichz, arani, далее...
Новые участники
Krist7 03/04/2018

Svirell
02/11/2017
Polina_00 27/10/2017
duz_and_co 06/10/2017
steb4ik 03/07/2017
Aleksaaaa 03/07/2017
User2017 08/06/2017
Ilja18t 29/05/2017
Metall 29/05/2017
rrlluu123 29/05/2017
Счетчики

Рейтинг@Mail.ru
Реклама




Эстония : Езда по встречной и убыточный договор: психически больная мать ведет себя неадекватно, а дочь ничего не может сделать
Автор: calipso в 16/05/2018 07:20:00 (1053 прочтений)


У матери Ирины (имя изменено) психическое расстройство. По словам дочери, она периодически ведет себя неадекватно и в такие моменты даже может быть опасна для окружающих. Однако положить женщину в больницу не удается — как утверждает Ирина, лечащий врач советует вызывать "скорую помощь", а "скорая" в свою очередь требует справку от врача, которую тот не выдает.

Далее...



Сейчас Ирина живет в Португалии и приезжает в Эстонию только, как она сама говорит, когда происходят какие-то критические ситуации. Дело в том, что у ее матери биполярное расстройство, которое выявилось три года назад. ”На тот момент мой брат был еще несовершеннолетним, я училась в Англии. Он мне позвонил и сказал, что боится маму, но не хочет вызывать полицию, чтобы его не забрали в детский дом — хотя до этого даже не дошло бы. В итоге, чтобы положить маму в больницу, мне нужно было обегать полгорода: доктора ничего не знают, полиция ничего не знает, в скорой просто так не забирают людей, если они неадекватны. Доходило уже до такого, что она просто водила машину по встречной полосе”, — рассказывает девушка.

По словам Ирины, мать была не опасна три года, но сейчас история повторяется: теперь у нее снова начался психоз и она совершает неадекватные действия. Нужно опять проходить лечение, но положить ее в больницу невозможно, пока она сама этого не захочет. ” Я звоню ее доктору, мне говорят, что запись только на июль, потом говорят: ну привозите ее сюда, мы посмотрим. Я ее привезла, мне сказали, что нет ничего экстренного, вызывайте скорую. Я знаю по своему опыту три года назад, что когда вызываешь скорую, они говорят: забрать не можем, где справка от доктора. Звонишь доктору, доктор говорит: мы никаких справок не даем. Я говорю: как вы не даете таких справок, если вы мне дали такую справку три года назад”, — недоумевает дочь.

Ирина говорит, что у ее матери нет ни медицинского страхования в Больничной кассе, ни инвалидности: ”Получается, человек не работает, не может работать, а инвалидность брать не хочет — она же неадекватна, она считает, что она здорова”.

Дочь недовольна поведением лечащего врача матери. ”Звоню ему и говорю: знаете, она опять неадекватна, что мне делать, нужно опять класть ее в больницу, чтобы предотвратить все это. ”Ну а чего вы от меня хотите, ну привозите”. Я говорю: вы понимаете, что привезти человека в таком состоянии невозможно, она же считает, что она здорова, это большой конфликт, она начинает на меня кричать, мне что, ее связывать, что мне с ней делать? ”Вызывайте скорую”. Я говорю: вы же сами знаете, что скорая приедет, помашет руками, потому что, конечно же, при ней она успокоится, и никто никого не заберет без вашей бумажки. ”Бумажки мы не даем”. Я говорю: хорошо, но скажите, пожалуйста, я должна приезжать специально из Португалии для того, чтобы убедиться в том, что моя мама в порядке?”

Также Ирина считает, что таблетки, которые выписали ее матери, ей не подходят: ”Я говорю, что нужно их менять — человек либо амебный, либо вообще истерит, он ездит на встречке, орет на всех, нужно же что-то с этим делать”.

Невыгодная сделка и нерадивые арендаторы

Однако на этом проблемы не заканчиваются. По словам Ирины, будучи в неадекватном состоянии, ее мать за небольшую сумму сдала дом, подписала договор на пять лет, а арендаторы теперь ей не платят и отказываются выселяться. ”Я приехала разбираться, говорю: вы понимаете, что вы воспользовались женщиной, посмотрели что она немножко неадекватна, соглашается со всем”, — возмущается девушка.

Но дело даже не в цене, а в том, как арендаторы обращаются с домом. Ирина рассказывает, что они использовали дом на протяжении года, в свою очередь сдавая его как гостевой, и за этот год было слишком много порчи имущества, в том числе сгорела баня. ”Когда мы заметили, что там не совсем гостевой дом, а вечно какие-то вечеринки и женщины, что они просто убивают дом и имеют долги по оплате воды и электричества, мы попросили их съехать в течение месяца. На что они ответили, что не съедут, так как у них бизнес на нашем доме, и перестали платить. За неуплату мы перекрыли воду, и они нелегально сами ее включили и до сих пор принимают гостей в доме, вообще не впускают нас туда и никак не идут на контакт. Полиция никак не реагирует, адвокаты тоже бесполезны — сами не знают, что делать. Мы ходили в полицию, сказали самим разбираться, идти в суд”, — описывает Ирина.

Она поясняет, что расторжение договора аренды возможно, как и в любом договоре, в течение трех месяцев, но из-за неуплаты счетов с января их попросили съехать в течение месяца. ”Они не съезжают и вроде как требуют возместить им убытки, только непонятно, какие. Убытки только у нас. Договор составлен ужасно, может трактоваться по-разному, и был подписан мамой, которая, находясь в неадекватном состоянии, вообще его не читала”, — подчеркивает Ирина.

По мнению Ирины, в Эстонии абсолютно неадекватный подход к таким ситуациям, нет системы и непонятно, что происходит и что делать с такими людьми, как ее мать. ”Меня просто возмущает, что я приезжаю в страну и никому ничего не надо. Здесь очень много больных людей и, кстати, многие из них на свободе. Они мониторятся так, что захотел — он пришел, не захотел — никто его не взял на прием. Во-первых, государство абсолютно не помогает больным людям, его не интересует, что родственники страдают от того, что их невозможно положить в больницу и, во-вторых, государство не защищает от того, чтобы больные подписывали всякие документы, не дает никаких справок”, — завершает девушка.

Врач: мне нужны объективные данные, а дочь не занимается матерью

Действительно ли скорая помощь не забирает психически больных? Лечащий врач матери Ирины, психиатр Северо-Эстонской региональной больницы Мирон Милерман сказал, что у них основная масса больных идет по скорой помощи. По его словам, справка, о которой говорит Ирина, это справка о принудительной госпитализации в том случае, если больной представляет опасность для себя или для окружающих.

”Дочь бывает здесь очень редко, и у мамы, конечно, всякие проблемы возникают, в это я верю. Но я не могу только с ее слов, когда она видит маму пять минут, сделать заключение. Правильно или неправильно она оценила то, что видела сегодня, это очень тяжело понять. Мне нужны объективные, зафиксированные данные. Для того, чтобы она могла дать объективные данные, она должна быть с мамой постоянно или, если она не может быть с мамой рядом, тогда пусть идет в социальное обеспечение, договорится, и у ее мамы будет опорное лицо, как у многих наших больных, которое будет все фиксировать. Социальная служба выделяет опорное лицо, которое навещает такого больного и смотрит за тем, принимает ли он лекарства, как принимает, если состояние меняется, то связывается с врачом и спрашивает, что надо делать — можно ли как-то скомбинировать лекарства дома или надо госпитализировать”, — поясняет Милерман. Он также отмечает, что и сама мать часто находится за пределами Эстонии — последние полгода она якобы была в Америке и вообще не появлялась здесь.

По словам врача, мать могут положить в больницу и в том случае, если Ирина приведет ее на прием. ”Если мама в таком состоянии, что ее надо класть, тогда кладут, а если прямых оснований нет, то, конечно, ее никто и не положит в больницу. Если ее надо положить по скорой помощи, для этого дочь сама должна быть рядом. Конечно, наши больные могут и симулировать, и когда приезжает скорая помощь, брать себя в руки и не выдавать то, что есть на самом деле, это никто не оспаривает. Но для этого есть родственники или кто-то, кто рядом, кто даст скорой помощи адекватные и объективные данные, почему скорую помощь на сегодняшний день вызвали, и на основании этого скорая помощь, конечно, госпитализирует ее. А еще они вместе со скорой помощью приезжают сюда к нам в больницу к дежурному врачу и рассказывают всю симптоматику”, — описывает порядок Милерман.

”Все пущено на самотек”

По мнению психиатра, основная проблема в том, что дочь не смотрит за матерью: ”Она не знает, что, к чему, почему, какие лекарства она принимает, как принимает — она все это знает только со слов мамы, я так понимаю. Родные занимаются каждый своими делами, и мать здесь предоставлена сама себе”.

Что касается медицинского страхования в Больничной кассе, то, как утверждает врач, женщине в свое время перед поездкой в Америку были оформлены все документы на группу инвалидности, и почему ее не оформили дальше, чтобы она получала здесь пенсию и была застрахована, ему неизвестно.

”Если мама не хочет, значит, надо прийти и спросить, что надо делать. Значит, надо оформлять недееспособность, кого-то назначать опекуном, а дочь ведь этого не хочет. Надо дальше заниматься мамиными проблемами — конечно, это суды, это какие-то расходы. Надо сделать психиатрическую экспертизу — это надо оплачивать, надо ждать. Конечно, это возьмет какое-то время, долгое время. Но люди же это делают, если они видят, что по-другому никак нельзя обойтись с родственниками”, — говорит Милерман.

”Дочь не занимается этими вещами, все на самотек. Если мама больная, за ней надо ухаживать, ее надо, фигурально выражаясь, кормить с ложечки. Или ты кормишь ее с ложечки, или ты ее куда-то пристраиваешь, чтобы ты могла куда-то уехать. Конечно, такие больные нуждаются в присмотре, с ними не очень просто, я согласен с этим, но мама — она и в Африке мама. А если ты сама не можешь, значит, надо обращаться в какие-то социальные службы, которые у нас есть и как-то помогают людям, во всяком случае, наблюдают за ними, чтобы они принимали лекарства, связываются с врачами”, — критикует поведение дочери врач.

Согласен ли Милерман с тем, что в Эстонии нет системы в работе с такими больными? ”Система есть, система работает — может быть, где-то лучше, где-то хуже, но она работает и никому в помощи не отказывает, если нужна помощь в экстремальной ситуации. Конечно, есть свои плюсы, свои минусы, безусловно, но где этого нет. Хотелось бы лучше, но чем богаты, тем и рады”.

Психиатр еще раз подчеркивает, что больного госпитализируют по мере необходимости, если он социально опасен. ”У нас действительно ходит по городу очень много психически больных, и что? Ходят, бубнят что-то себе под нос, но это же не значит, что они должны быть госпитализированы. А если это уже переходит какие-то границы, где человек начинает быть социально опасным, тогда другое дело, конечно, госпитализируют, и скорая помощь госпитализирует. Если звонят в скорую помощь, то откуда я знаю, кто звонит. Иногда звонят просто хулиганы или еще кто-нибудь. А если я приезжаю на вызов — я работал в свое время на скорой, я знаю всю эту систему — и знаю, что там родственник или еще кто-то, мне говорят, что с больным, то я могу госпитализировать. Нет проблем с госпитализацией, если есть показания”, — подытоживает Милерман.

Полиция и юрист: вопросы с арендаторами и дееспособностью решаются через суд

Что касается подписанного матерью Ирины договора аренды и отказывающихся выселяться жильцов, то разобраться с этим действительно может только суд — полиция здесь не помощник.

Ведущий чиновник по охране правопорядка Департамента полиции и погранохраны Эле Нука отмечает, что в практике полиции встречаются случаи, когда владельцы недвижимости не имеют должной информации о том, как следует действовать в ситуациях, когда возник конфликт с другой стороной заключенного договора о съеме недвижимости. Например, на номер 112 поступает звонок, что в чьем-то доме или квартире находятся посторонние лица, не желающие покидать помещение. На месте патруль выясняет, что в помещении находятся лица, занимающие помещение на основании договора об аренде жилья. В таком случае полицейские разъясняют сторонам, что для разрешения таких спорных ситуаций следует обратиться в суд. Отношения между владельцем жилья и съемщиками квартиры — это гражданско-правовые отношения, вмешательство в которые не входит в компетенцию полиции. Компетентный совет, как следует поступить в данной ситуации, может дать юрист.

Если суд примет решение, по которому арендатор будет обязан освободить занимаемое помещение, то на основании вступившего в силу решения суда надо обратиться с судебному исполнителю. Если по оценке судебного исполнителя стороны конфликта могут нарушить общественный порядок в ходе приведения в исполнение решения суда, он может вызвать на место полицию для обеспечения общественного порядка. Ни одной из сторон недопустимо при разрешении таких споров использовать физическую силу или угрозы жизни или здоровью, об этом следует сообщить в полицию, позвонив на номер 112.

По словам Нука, если у близких родственников владельцев жилья есть опасение, что их родственник не является дееспособным, то для ограничения его дееспособности можно также обратиться в суд.

Суд назначает опекуна

Каким образом определяется дееспособность? Главный юрист A.G.D. Õigusabi Grupp Дмитрий Щербин говорит, что, согласно закону, дееспособность физического лица — это способность самостоятельно совершать действительные сделки. В понимании закона лицо, которое вследствие душевной болезни, слабоумия или иного психического расстройства устойчиво не способно понимать значение своих действий или руководить ими, имеет ограниченную дееспособность.

Дееспособность отдельно взятого человека определяется через суд. Лицу с ограниченной дееспособностью назначается опекун. Опека над совершеннолетним лицом устанавливается судом на основании заявления самого лица, его родителя, супруга или совершеннолетнего ребенка или же волостной или городской управы.

Суд назначает экспертизу на предмет необходимости назначения опекуна. Эксперт должен до составления заключения лично осмотреть или опросить лицо. Помимо прочего, при установлении опеки суд дает оценку способности лица понимать юридические последствия таких сделок, как заключение брака, признания отцовства и иных сделок в сфере семейного права. Суд назначает опекуна только для выполнения тех задач, для которых необходима опека.

По словам Щербина, закон устанавливает, что в качестве опекуна предпочитается физическое лицо, которое по своим личным качествам и способностям подходит для защиты интересов подопечного. При назначении опекуна учитываются также взаимоотношения между ним и подопечным. При этом опекуном нельзя назначить работника того учреждения здравоохранения, образования или социального обеспечения, где проживает лицо, в отношении которого решается вопрос опекунства.

Если не удается найти подходящее физическое лицо, то суд может назначить опекуном юридическое лицо. Если невозможно назначить опекуном подходящее юридическое лицо, опекуном назначается волостная или городская управа, с которой человек наиболее тесно связан.

После назначения опекуна каждые пять лет суд проверяет необходимость продолжения опеки над подопечным, а также наличие основания для расширения или сужения задач опекуна, и выносит соответствующее постановление.

”Из практики, к примеру, суд может принять решение признать лицо недееспособным в такой мере, что назначит лицу опекуна для решения большинства вопросов, связанных с подопечным. Судебным постановлением также может быть определено, что опекун будет заниматься управлением всего имущества подопечного. Управление имуществом должно осуществляться исключительно в интересах подопечного. Как правило, суд определяет для опекуна обязанность ежегодно предоставлять суду отчет об управлении имуществом подопечного. Суд также требует отражать в отчете произведенные расходы и прикладывать подтверждающие расход документы. При этом суд определяет, что имущество подопечного должно находиться отдельно от имущества опекуна и не может быть использовано в интересах опекуна”, — комментирует юрист.

Важные нюансы

Если говорить про договор аренды, то здесь важно, во-первых, то, была ли мать Ирины адекватна в момент совершения сделки.

Как поясняет Дмитрий Щербин, законом установлено, что сделка, совершенная лицом вследствие временного расстройства психической деятельности в состоянии, исключающем его способность правильно оценивать влияние сделки на его интересы, является ничтожной. Исключения составляют случаи, когда лицо одобрит сделку после прекращения временного расстройства психической деятельности.

Ограниченная дееспособность влияет на действительность сделок только в объеме, в котором лицо не способно отдавать отчет своим действиям или руководить ими. Это означает, что если у человека, например, имеются проблемы связанные исключительно с подавлением гнева, это еще не означает, что он не может в определенные моменты совершать действительные сделки и подписывать договора. Если же в поведении человека имеются явные признаки, которые могут указать на неспособность совершать действительные сделки, например, шизофрения, то в таком случае можно обратиться в суд с заявлением о признании совершенной сделки ничтожной. На данном основании можно признать договор аренды жилья недействительным, а затем решить вопрос выселения и выплаты материальной компенсации.

Во-вторых, имеет значение, получили ли арендаторы у хозяйки разрешение на то, чтобы сдавать снятый ими дом в качестве гостевого.

По словам юриста, согласно действующему законодательству, наниматель может с согласия наймодателя частично или полностью передавать пользование вещью, в том числе недвижимой вещью, третьему лицу, то есть в субпользование. Например, сдавать вещь в поднаем. В таком случае наниматель несет ответственность за действия субпользователя.

”Если наниматель передал вещь третьему лицу в субпользование без согласия наймодателя, то данное обстоятельство является существенным нарушением договора аренды и наймодатель может отказаться от договора найма при условии, что передача была неоправданная и вследствие нее интересы наймодателя или соседей нарушены в такой мере, что от наймодателя нельзя ожидать продолжения договора найма. Если наниматель передал пользование вещью третьему лицу с согласия наймодателя, то в таком случае следует рассмотреть другие возможности прекращения договора”, — рассказывает Щербин.

Решение есть всегда

Выходит, что даже если мать Ирины подписала договор в здравом уме и дала разрешение на сдачу дома, все равно есть варианты для прекращения договора. ”К примеру, от бессрочного договора найма стороны могут отказаться в очередном порядке с соблюдением сроков, установленных Законом. Если сторонами договора оговорен более длительный срок отказа, то следует придерживаться этого срока — как правило, он прописан в договоре аренды. Если же мы имеем дело со срочным договором найма, то в таком случае прекращение договора возможно только во внеочередном порядке при наличии существенных нарушений условий договора и уважительной причины. На том же основании можно прекратить и договор, заключенный на определенный срок, так называемый срочный договор”, — разъясняет юрист.

По его словам, по закону причина считается уважительной, если при ее наличии от желающей отказаться от договора стороны нельзя ожидать, что она продолжит исполнение договора. Уважительной причиной может считаться, прежде всего, использование вещи, при котором нарушаются условия договора; просрочка платежей; банкротство нанимателя и так далее.

После прекращения договора наниматель обязан возвратить нанятую вещь вместе с принадлежностями в состоянии, соответствующем надлежащему использованию вещи согласно договору. Если наниматель не освобождает объект, то в таком случае нужно обращаться в суд с требованием выселения. Самопомощь, то есть применение силы, в таких случаях законом не предусматривается.

Если речь идет о субпользователе, то, согласно закону, субпользователь не вправе пользоваться вещью после окончания действия договора найма и иным образом, чем это разрешено нанимателю. Такое требование может быть предъявлено субпользователю непосредственно самим наймодателем.

Таким образом, получается, что для решения проблем и с матерью, и с арендаторами Ирине все же придется обратиться в суд, а также либо вернуться в Эстонию, либо обеспечить матери присмотр и уход в свое отсутствие. Безусловно, это потребует времени и денежных средств, однако ситуация, в которой она оказалась, хоть и сложная, но не безвыходная.



0
Seti
 SETI.ee (0)
Вконтакте
 ВКонтакте (0)
Facebook
 Facebook (0)
Инфо