Вход пользователей
Пользователь:

Пароль:

Чужой компьютер

Забыли пароль?

Регистрация
Меню
Разделы

Реклама









Сейчас с нами
281 пользователей онлайн

За сегодня: 0

Уникальных пользователей за последние сутки: 11255

valeri, Izida, jurec, VladRum, мадам, далее...
Счетчики

Рейтинг@Mail.ru
Реклама


Это интересно : МАГИЯ СМЕХА и ментальная модель
Автор: Мastak в 05/02/2005 10:15:02 (1199 прочтений)

Специалисты раскрывают сугубо практическую связь смеха с магией и научной деятельностью

Зомбирование, магия, колдовство и гипноз имеют сходную природу — одно невозможно без другого: если все присутствующие при магическом акте не верят полностью в силу колдуна, то заклятие не работает, — а верить заставляет именно гипноз. Только поэтому, а не по какой другой причине, все произносимые заклятия имеют столь странную фонематическую (звуковую) форму — их задача быстро ввести жертву (и окружающих) в транс. Этой же цели служит и применение всяких волшебных палочек, медальонов, перстней, мантий, колпаков и прочей атрибутики — эти яркие, специальным образом подготовленные предметы воздействуют на человеческое внимание, концентрируя его должным образом, помогающим быстрому возникновению гипнотического транса.

Другими словами, в терминах современной психокинетической теории, гипнотическое воздействие, подавляя разумную волю заколдовываемого, дает власть заколдовывающему — магия начинает действовать. А если гипнотический транс не наступил — грош цена магии. далее...

Между тем, гипнозу подвержены абсолютно все люди: негипнабельных не бывает. Что же делать? Как бороться со злыми магами-гипнотезерами? Все ли потеряно? Нет! Оказывается, что самое эффективное средство, разрушающее гипнотический транс, есть у каждого, ну или почти у каждого, надо только научиться им пользоваться. Это смех.

То, что хорошо и раскатисто смеющийся субъект не впадает в транс, как бы сильно не воздействовал на него колдун или (даже!) профессиональный психотерапевт, было известно давно. До последнего времени считалось, что причина этого феномена относительно проста: раз смеется, значит не воспринимает всерьез. И только недавние медико-биологические исследования показали всю глубину действия смеха.

Как выяснили подробные электронно-томографические исследования, смех, воздействуя через голосовой аппарат и челюстные мышцы на нервные окончания среднего уха, активирует в мозге особые корковые зоны (смехоцентры), не «включающиеся» при других ситуациях. Из смехоцентров возбуждение передается всей остальной коре мозга, рассеивая ее торможение. А ведь именно синхронное, управляемое торможение корковой деятельности и есть необходимый фактор впадения субъекта в гипнотический транс!

Смехоблокировка, как психотехника, позволяющая эффективно противостоять ментальным воздействиям, давно принята на вооружение ведущими спецслужбами и разведками мира. Самый яркий тому пример — характерное поведение известного персонажа книг и кинофильмов, шпиона Джеймса Бонда, агента 007: как можно заметить, он практически всегда подшучивает, улыбается и похохатывает в беседах с опаснейшими, сильнейшими врагами. И это не просто изобразительный прием, демонстрация характера — это подсмотренная Флемингом (автором сюжетов Бондиады) во время его общения с разведчиками сторона скрытой ментальной борьбы (хотя в фильмах и романах, конечно, все немного утрировано). В действительности, агентов учат специальному, хорошо поставленному, раскатистому хохоту, напрочь отбивающему у злодея желание своими вкрадчивыми речами подготовить почву для внезапного психокинетического ментального удара.

Да, смех позволяет избавиться от навязчивого торможения мозговой деятельности, причем не только во время гипнотической атаки. Нет, воздействие смеха шире.

Рассмотрим, например, такое опасное психическое расстройство, как синдром затуманенного знаниями сознания. Этот распространенный недуг выражается в том, что имеющий некоторые начальные знания индивид, пытаясь обдумать какую-то новую для него проблему, постоянно крутится мыслью в замкнутом круге, перебирая в памяти одни и те же усвоенные ранее истины, не способный придумать ничего нового. Часто этот синдром принимает хроническую форму. Такие больные всегда ходят со строгим выражением лица, как бы осененного печатью серьезности, тенью знания. Многие из них настолько закрутились в кольце из нескольких простых фактов, часто усвоенных еще в школе, что мнят себя знатоками наук и устройства мира (мания знатока) и почти никогда не смеются — побочное проявление недуга.

Особенно опасен синдром затуманенного знаниями сознания для ученых: исследователь, страдающий таким психическим недугом, оказывается абсолютно не способен к созданию нового знания, совершению открытий, — этот мрачный, часто напыщенный важностью бедняга тоскливо копается в трех-пяти застарелых научных истинах, перекладывая их то так, то эдак, выдавая свою деятельнсть за настоящую науку, но чаще за научную популяризацию. Больной искренне считает, что наука, прежде всего, серьезное занятие: он никогда не смеется, ни над собой, ни над достижениями коллег. Это, по мнению многих ведущих психоаналитиков, и есть псевдоученый, псевдопопуляризатор — весьма опасный для исследовательской мысли тип. Ведь его недуг заразен!

Никакая медикаментозная терапия, никакое стационарное лечение в психиатрической больнице (хоть маленькой, хоть большой) не в силах справиться с застарелыми случаями синдрома затуманенного знаниями сознания. Но, как показала клиническая практика, смехотерапия — это то, что способно помочь переломить ситуацию на ранних и даже на средних стадиях развития заболевания! Регулярный раскатистый смех по теме позволяет мозгу вырваться из бесконечного цикла и перейти в настоящее, творческое состояние, в котором возможен синтез нового знания!

Историки говорят: «Человечество смеясь расстается со своим прошлым».

Пионеры применения смехотерапии к научному миру придумали свой девиз: «Смеясь, наука расстается с косностью и снобизмом!» Главное, чтобы она, наука, смеялась над собой.

Фрих Эромм, Монреаль-Триест, специально для Деканат.ру


http://www.dekanat.ru



Люди верят «фактам», которые их устраивают
Интересно устроена наша память. В марте будет вторая годовщина американского вторжения в Ирак, и как сторонники войны, так и ее противники, естественно, будут вспоминать о событиях первых боевых недель.
Спасение рядового Джессики Линч. Обстрел американцами микроавтобуса на подъездах к Багдаду, и гибель семи женщин и детей. Теракт смертника у блокпоста в Неджефе, и гибель американских солдат. Казни военнопленных иракцами. Восстание против партии «Баас» в Басре.

Первые три события действительно произошли. Еще два – порождение дыма сражений. После появления сообщений в СМИ представители коалиции заявили, что они не соответствуют действительности.

Но опровергнуть сообщение – еще не значит стереть его из памяти людей. По данным международного исследования, результаты которого будут опубликованы в марте, американцы склонны верить, что последние два события произошли, хотя они помнят об опровержениях и исправлениях. В отличие от них, немцы и австралийцы, которые помнят опровержения, не верят в ошибочную информацию. Это не означает, что немцы и австралийцы умнее. Это всего лишь еще одно доказательство того, что мы помним то, чему верим.

«Люди выстраивают ментальные модели», – объясняет Стефан Левандовски, профессор Университета Западной Австралии, руководивший исследованием, результаты которого будут опубликованы в Psychological Science. «К моменту появления опровержений первоначальная информация уже стала частью ментальной модели, видения мира, и ее удаление разрушило бы всю картину мира». Поэтому «люди продолжают опираться на недостоверную информацию, даже если помнят, что за ней последовало опровержение», пишут он и его коллеги в своей работе.

В ходе исследования ученые показали 860 участникам из Австралии, Германии и США список событий, среди которых были реальные, такие, о которых сообщалось, но затем последовали опровержения, и вымышленные («иракские войска перед тем, как оставить Багдад, отравили воду»). Каждому участнику предлагалось указать, слышал ли он о событии и оценить степень его правдивости. Люди успешно вычеркивали вымышленные сообщения. Возле каждого сообщения, которое они слышали, они ставили пометку, если впоследствии оно было опровергнуто.

Но если сообщение опровергнуто, люди уже не считают его достоверным, правда? Здесь пересекаются пути памяти и разума. Немцы и австралийцы ответили, как и можно было ожидать. Чем лучше они помнили опровержение, тем менее достоверным считали сообщение. Они не верили в события, если сообщения были впоследствии названы ошибочными.

Но для американцев сам факт, что они помнят, что они когда-то что-то слышали, был достаточным основанием считать сообщение достоверным, вне зависимости от опровержений.


Для специалистов, изучающих память, это не стало неожиданностью. Лабораторные исследования неоднократно показывали, что люди на удивление охотно вспоминают события, которых никогда не было. Если вы прочтете список слов, в котором встречались «подушка», «кровать» и «пижама», а затем вас попросят вспомнить, было ли там еще какое-то слово, вы вполне можете по ассоциации «вспомнить» слова, которых не было, например, «спать».

В этом случае ментальная модель представляет собой «слова, связанные со сном». В случае воспоминаний об Ираке ментальная модель связана с причинами вторжения. Немцы и австралийцы с недоверием относились к официальным обоснованиям, а именно, к попыткам найти оружие массового уничтожения. Американцы доверяли им больше. Это их отношение сказалось на том, считали ли они опровергнутые сообщения истинными или ложными.

«Люди, которые не ставили под сомнение мотивы войны, продолжали доверять недостоверной информации, хотя и знали об опровержении», – сказал Левандовски. Они держались за то, что услышали первоначально, «потому что это вписывается в их ментальную модель».

Те же, кто с сомнением отнесся к обоснованиям, связанным с ОМУ, поверили опровержениям. Возможно, причина в том, что они изначально не поверили в ошибочные сообщения, выставлявшие американцев в хорошем свете, а иракскую армию – в дурном. Эти люди «были готовы отбросить элементы ментальной модели, которые оказались ложными», говорит Левандовски.

СМИ имеет смысл помнить, что, когда мы что-то сообщаем, некоторые люди обязательно в это поверят, даже если потом мы попытаемся загнать джинна назад в бутылку. Выводы исследования предлагают политикам возможности в духе Макиавелли. Они могут делать ложные заявления, служащие их целям, а потом опровергать их, и при этом быть уверенными в том, что некоторые люди все равно будут считать их правдой.


http://www.inopressa.ru/wsj/2005/02/04/15:51:13/facts

Seti
 SETI.ee (0)
Вконтакте
 ВКонтакте (0)
Facebook
 Facebook (0)
Мировые новости